Должности, опубликованные на сайте, указаны на момент публикации

Егор Корчагин: «Система управления качеством медицинской помощи сыграла важную роль в борьбе с пандемией» Свежий номер

 Светлана Лыбина

Краевая клиническая больница — крупнейшая многопрофильная клиника, занимающая ведущее положение в здравоохранении Красноярского края, объединяющая 13 специализированных лечебных центров и 60 отделений стационара. 

Здесь оказывается специализированная и высокотехнологичная медицинская помощь по 23 профилям жителям Красноярского края, Хакасии, Тывы, Иркутской и Кемеровской областей. О возможностях и успехах медицинского учреждения рассказывает главный врач Егор Корчагин.

 В настоящее время в Краевой клинической больнице 1228 коек, из них 112 — реанимационные. За год в больнице проводится более 17 000 операций, более 5000 пациентов получают высокотехнологичную медпомощь, 77 000 пациентов посещают консультативно-диагностическую поликлинику, более 36 000 проходят лечение в условиях стационара. К нам приезжают на лечение около 1500 пациентов из других регионов страны. Также мы оказываем неотложную помощь жителям Красноярска.

До 30 % поступающих к нам — пациенты с острой патологией, инфарктами, инсультами, травмами. В 2019 году завершён первый этап реконструкции ККБ: сдан в эксплуатацию хирургический корпус площадью 60 тыс. квадратных метров, признанный экспертами одним из самых передовых по уровню оснащения и организации оказания медицинской помощи в Сибирском и Дальневосточном федеральных округах. На базе ККБ работают передвижной консультативно-диагностический центр «Мобильная поликлиника» и отделение санитарной авиации. На базе нашей клиники реализованы уникальные для Красноярского края медицинские технологии, которые используются в региональном ожоговом центре, в отделениях онкогематологии и нейроонкологии. На нашей базе действуют региональный травматологический центр, центр сердечно-сосудистой неотложной помощи, отделение трансплантации органов. В основном мы оказываем помощь взрослым пациентам, но у нас проходят лечение дети с ожоговой травмой.

Особое внимание мы уделяем совершенствованию качества медицинской помощи, отладке всех процессов, необходимых для безупречной работы такого большого коллектива.

Краевой больницей получен сертификат соответствия требованиям Практических рекомендаций Росздравнадзора по организации внутреннего контроля качества и безопасности медицинской деятельности и сертификат ISO-9001. В настоящий момент готовимся к сертификации по JCI.

— Настоящей проверкой на прочность для медицинских учреждений всего мира стала пандемия COVID-19. Поделитесь вашим опытом оказания медицинской помощи в условиях пандемии.

— За период пандемии Краевой больницей был о развёрнуто три стационарных временных и три мобильных госпиталя для лечения пациентов с новой коронавирусной инфекцией, которые были организованы на удалении до 550 км от нашего стационара, практически в поле. Эти временные инфекционные госпитали были развёрнуты на базе промышленных предприятий, работающих по вахтовому методу. Одновременно в лечебном процессе порой находилось до 6 тыс. пациентов. Самое главное, что нам тогда удалось избежать больших потерь, в том числе и в отдалённых госпиталях. В настоящее время третья волна идёт на спад, и помощь пациентам с коронавирусной инфекцией оказывается на 500 койках, 90 из них — реанимационные.

— Что позволило правильно выстроить лечебные процессы в сложной ситуации пандемии?

— Важную роль сыграла система управления качеством медицинской помощи, которой мы занимаемся уже с 2014 года. Суть её, если коротко, заключается в том, что все рабочие процессы стандартизируются, оцифровываются и контролируются с точки зрения установленных стандартов. Управленческий персонал должен чётко прорабатывать всю цепочку действий сотрудников — от технической службы до врачей. Например, при оказании помощи в условиях приёмного покоя нужно понять, как выстроен процесс забора материла для анализов у пациента. Очень важно, чтобы медицинской сестре было удобно это делать, чтобы ничего ей не мешало, чтобы у неё всё было под рукой и в достаточном количестве. Не стоит забывать и про санитаров и, конечно же, про врачей, которые руководствуются принципами целесообразности, установленными порядками оказания медицинской помощи и клиническими рекомендациями. Все действия сотрудников должны быть чётко выверенными и слаженными. Этот подход как раз и помог справиться, когда нам пришлось оказывать помощь пациентам в инфекционном очаге с вовлечённостью до 6 тыс. потенциально заражённых, вдали от цивилизации. В день первого визита наша бригада врачей и медсестёр столкнулась сразу с 480 заболевшими. Тогда мы поняли, что без таких чётких инструкций просто не обойтись, и буквально за 24 часа разработали регламентирующие документы. Пересмотрели обязанности медицинских сестёр так, чтобы средний медперсонал максимально освободил от рутинной работы врачей. Мы в кратчайшие сроки организационно выстроили функционирование этого госпиталя, и позже к его работе уже подключились военные медики, наши коллеги из ФМБА России, а также врачи и персонал из других медицинских учреждений Красноярского края. Никто из них ранее в такой системе не работал, но все они положительно восприняли наши подходы. Благодаря этому, я считаю, мы очень удачно справились с теми тремя вспышками COVID-19, которые разразились на северных территориях Красноярского края.

— Каковы организационные особенности третей волны?

— Прежде всего, возросшая потребность пациентов в кислородной поддержке. Эта ситуация стала неожиданной и для нас, и для поставщиков, которые оказались не готовы к такому резкому росту потребности в кислороде. Производители жидкого кислорода, на который Краевая клиническая больница перешла несколько лет назад, спокойно работали в тех объёмах, которые мы потребляли во вторую волну. Но запрос увеличился по сравнению со второй волной в два раза! И производителям пришлось экстренно запускать в работу дополнительные производственные линии. К настоящему моменту совместными усилиями этот вопрос решён. Ещё одной особенностью третьей волны стали более частые обращения пациентов молодого возраста и беременных женщин, заболевание у которых протекает значительно сложнее, чем у пациентов второго пика. Чаще требуются дорогостоящие препараты, способные спасти жизнь. Кроме того остро проявилась грамотная организация консультативной поддержки врачей на местах. Вообще, третья волна показала, что медицинские организации вполне реально могут столкнуться с проблемой дефицита средств и ресурсов. И это может потребовать непростой расстановки приоритетов: какому пациенту дать то или иное лекарство, кого взять на ИВЛ, диализ или сорбцию. Может не хватать ресурсов и человеческих. Так, в третьей волне заметно увеличилась потребность в реанимационных койках, соответственно увеличилась и потребность в специалистах, которые их обслуживают, их стало просто физически не хватать. Это стало серьёзной проблемой для всех больниц, работающих с пациентами, инфицированными коронавирусом. С апреля 2020 года наша больница добровольно взяла на себя функцию консультационного центра для коллег, работающих в районных больницах, где есть реанимационные отделения для пациентов с COVID. Эта консультативная помощь оказалась чрезвычайно востребована. Особенно на этапах, когда ещё не было полного понимания того, как реально помочь этим пациентам. Каждое утро в будни у нас проходят видеоселекторные совещания с коллегами из районов края, где наши внештатные специалисты Министерства здравоохранения: пульмонолог, анестезиолог и организатор здравоохранения — принимают решения по поводу того, как правильно выстроить лечение у наиболее тяжёлых пациентов. Среди них — беременные женщины, пациенты, нуждающиеся в интенсивных терапии, пациенты, которым требуется перетранспортировка для оказания расширенной медицинской помощи. То есть, на мой взгляд, необходим единый центр принятия клинического решения. Вот такая работа и ведётся у нас уже почти полтора года. Благодаря этому у медиков из отдалённых населённых пунктов есть возможность в любое время обсудить тактику ведения пациентов, решить спорные вопросы.

Должен отметить, что коллеги, работающие в инфекционных госпиталях нашего края, высоко оценили эффективность такого порядка взаимодействия.