Должности, опубликованные на сайте, указаны на момент публикации

Центр имени Турнера: дверь в новую жизнь Свежий номер

Светлана Лыбина

Сергей Виссарионов — уникальный специалист и незаурядный человек, про каких говорят, что у них в сутках 48 часов. Иначе как объяснить, что к 45 годам он уже доктор наук, профессор, член-корреспондент Российской академии наук, лауреат премии Правительства Российской Федерации, автор 30 учебников, 450 научных работ и 2 научных открытий, создатель 2 научных направлений: детская вертебрология и нейроортопедия? Но главное достижение жизни директора ФГБУ «НМИЦ детской травматологии и ортопедии имени Г.И. Турнера», профессора кафедры детской травматологии и ортопедии ГБОУ ВПО «Северо-Западный государственный медицинский университет имени И.И. Мечникова» — это счастливые глаза его маленьких пациентов, которым он своими поистине золотыми руками открывает двери в новую жизнь — жизнь без боли и страха, где сбываются мечты и исполняются желания, жизнь, в которой каждый день наполнен радостью движения…

— Сергей Валентинович, с чего началась ваша профессиональная деятельность в Центре имени Турнера?

— Пригласил меня на работу президент Национального медицинского исследовательского центра детской травматологии и ортопедии имени Г.И. Турнера, главный детский травматолог-ортопед Санкт-Петербурга, лауреат премии Правительства Российской Федерации, академик РАН, доктор медицинских наук, профессор, заслуженный врач РФ А.Г. Баиндурашвили, было это в 2005 году. Для меня это было большой честью и огромной ответственностью. Я с гордостью могу сказать, что Алексей Георгиевич стал моим учителем, моим наставником и продолжает им оставаться. Он сыграл огромную роль в моём становлении как с профессиональной точки зрения, так и с личностной. Это человек, который своим примером, интеллигентностью и подходом к людям постоянно стимулировал меня к работе и развитию. Большую поддержку Алексей Георгиевич оказал мне и при избрании членом-корреспондентом РАН по специальности «травматология и ортопедия» в 2019 году.

До прихода в Центр я работал на кафедре детской травматологии и ортопедии Санкт-Петербургской медицинской академии последипломного образования, целенаправленно занимался лечением детей с патологией позвоночника. Придя в Центр, я смог реализовать свою давнюю задумку: объединить два направления: ортопедию и нейрохирургию, — в результате чего было сформировано новое отделение патологии позвоночника и нейрохирургии. Сегодня мы занимаемся широким спектром лечения пациентов с различными заболеваниями позвоночника и спинного мозга: это врождённые и приобретённые деформации позвоночного столба, аномалии развития позвоночного канала и спинного мозга, опухолевые поражения спинного мозга и дегенеративные заболевания позвоночника.

Благодаря совместной многолетней работе с московским НМИЦ травматологии и ортопедии имени Н.Н. Приорова и новосибирским НИИ травматологии и ортопедии имени Я.Л. Цивьяна мы добились отличных результатов в лечении пациентов с приобретёнными деформациями позвоночника, в частности с идио­патическим сколиозом, и были награждены Премией Правительства Российской Федерации.

— Какие методики используются вами в работе с врождёнными деформациями позвоночника?

— По данному направлению нами разработаны оригинальные методики хирургического лечения. Мы рекомендуем проводить подобные операции до трёхлетнего возраста. В отличие от зарубежных коллег, мы не прибегаем к многочисленным этапным операциям, а выполняем лишь одно хирургическое вмешательство, в ходе которого применяется металлоконструкция, разработанная и изготовленная индивидуально для каждого пациента с учётом его анатомических особенностей, типа и характера врождённой аномалии, прочностных особенностей костных структур. Ребёнок растёт, и через полтора-два года, когда в этой зоне вмешательства формируется костный блок между телами позвонков, мы убираем металлоконструкцию. Благодаря тому, что у пациентов раннего возраста деформация ещё небольшая и достаточно мобильная, нам за одну операцию удаётся полностью ликвидировать искривление позвоночного столба и создать условия для нормального роста и развития ребёнка в дальнейшем. То есть ребёнок, которому была уготована судьба инвалида, может делать всё присущее детям этого возраста: бегать, играть, заниматься физкультурой, жить нормальной, полноценной жизнью.

— В 2017 году стартовала программа Союзного государства «Разработка новых спинальных систем с использованием технологий прототипирования в хирургическом лечении детей с тяжёлыми врождёнными деформациями и повреждениями позвоночника». Каковы результаты сотрудничества?

— Это сотрудничество родилось в начале 2000-х годов и планомерно развивалось. Программа стала очередным этапом этого взаимовыгодного процесса: Национальный центр имени Г.И. Турнера обладает большим многолетним опытом лечения детей с врождёнными деформациями позвоночника, а на базе коллег из Беларуси находится Центр спинальной травмы; объединив эти два направления, мы вышли на уровень союзной программы, которая занимается разработкой хирургических методов лечения и созданием новых имплантатов в лечении детей с повреждениями и врождёнными деформациями позвоночного столба.

К наиболее значимым результатам относится разработка и внедрение нового метода диагностики, у которого пока нет аналогов. Это молекулярно-генетический анализ, позволяющий уже на первом году жизни ребёнка с врождёнными деформациями позвоночника предсказать, будет эта деформация прогрессировать или она будет стабильна на протяжении всего роста и развития ребёнка (естественно, основываясь и на клинической, и на рентгенологической картине состояния позвоночника у данного ребёнка).

Если мы уверены в том, что эта деформация будет прогрессировать, мы сразу в раннем возрасте предлагаем хирургическое лечение по разработанным нами методикам и с использованием отечественных металлоконструкций.

У детей с повреждениями позвоночника и спинного мозга молекулярно-генетический анализ позволяет спрогнозировать темпы восстановления после неврологических нарушений и сформировать индивидуальную программу реабилитации данной категории пациентов. В результате реализации этой программы на базе Центра имени Г.И. Турнера при поддержке Минздрава России создан Федеральный детский центр повреждений позвоночника и спинного мозга. По сути, организована система оказания помощи детям с позвоночно-спинномозговой травмой.

— Для кого доступны эти новые технологии?

— Мы принимаем пациентов из любого региона Российской Федерации. В стационаре круглосуточно дежурит экстренная бригада специалистов, включая анестезиологов и операционных сестёр. Кроме того, сегодня широкое распространение получила телемедицина, и это даёт возможность провести консультацию практически во всех регионах России.

Пострадавший ребёнок может поступить к нам в любое время дня и ночи, и ему после полного дообследования тут же проведут хирургическое лечение. Мы оказываем экстренную и неотложную помощь крайне тяжёлой категории пациентов с травмами опорно-двигательного аппарата, которые нуждаются в высокотехнологичных оперативных вмешательствах. На начальных этапах работы Центра эвакуация пациента вызывала большие проблемы. Но сегодня я могу уверенно сказать, что теперь их нет: если состояние ребёнка позволяет, его в любое время дня и ночи транспортируют к нам на реанимационном автомобиле, а с дальних концов страны (к нам поступали пациенты и с Камчатки) — на авиатранспорте.

Если у ребёнка имеется ортопедическое заболевание, то пациент может проконсультироваться дистанционно. Если ему дана рекомендация хирургического лечения в нашем центре, он получает квоту на лечение и в порядке очереди поступает к нам. Лечение в нашем стационаре проводится за счёт средств бюджета Минздрава России.

— Многие зарубежные врачи берут на вооружение ваши разработки — турнеровцы щедро и бескорыстно делятся опытом.

— Мы сотрудничаем с израильскими, американскими специалистами, с хирургами из Великобритании. Ряд отработанных нашими врачами технологий зарубежные коллеги взяли за основу и реализуют в своих клиниках. Но особенно близко мы контактируем с нашими коллегами из ближнего зарубежья. Беларусь, Казахстан, Узбекистан — это страны, где я бываю несколько раз в год, читаю лекции, провожу с коллегами мастер-классы, обучающие семинары, совместные операции. В ведущих центрах и научно-исследовательских институтах этих стран внедрён ряд наших хирургических технологий. В каждом из учреждений активно применяются наиболее востребованные разработанные нами операции: в Узбекистане — методики лечения детей с приобретённой деформацией позвоночника, в Казахстане и Беларуси — хирургические технологии лечения детей с врождёнными искривлениями позвоночного столба. Наши коллеги из бывшего Союза контактируют также с коллегами из дальнего зарубежья, часть технологий они заимствуют в том числе у них. Но в основном они ориентированы на Россию и российскую медицину, во всяком случае, в отношении хирургии позвоночника у детей.

— Вашими руками, руками ваших коллег, без преувеличения, творятся людские судьбы.

— Сложные и ответственные хирургические вмешательства — это каждо­дневная наша работа, именно к этому мы стремились долгие годы. И здорово, когда мы можем помочь. Работа с детьми является сложной и ответственной, так как в ходе операции нельзя совершить ошибку, ведь её результат будет необратим. Мы делаем операцию не для того, чтобы показать свои возможности, а чтобы её итог удовлетворял требованиям пациентов и их родителей. Каждый день работы хирурга — это шаг вперёд к достижению поставленных целей и создание основы для развития следующего поколения специалистов. Исходя из этого мы достигли результатов, которые сейчас действительно являются передовыми в хирургии позвоночника у пациентов детского возраста.