Должности, опубликованные на сайте, указаны на момент публикации

Анатолий Домников: «Деятельность всего пула общественных организаций должна приводить к тому, чтобы российское здравоохранение становилось лучше» Свежий номер

Лариса Токарева

Сложный 2020 год показал, что в экстремальных условиях, ставших испытанием для здравоохранения большинства стран мира, важную роль может сыграть объединение всех имеющихся сил и возможностей, включая общественные организации. И здесь трудно переоценить значение Профсоюза работников здравоохранения Российской Федерации. Мой собеседник Анатолий Домников — председатель Общественного совета при Министерстве здравоохранения РФ, возглавляющий и координирующий работу в Профсоюзе работников здравоохранения РФ в Центральном федеральном округе и Московской области.

— Анатолий Иванович, расскажите о работе Общественного совета при Министерстве здравоохранения РФ.

— Новый состав Общественного совета избран 23 июля этого года с целью осуществления общественного контроля над деятельностью Министерства здравоохранения РФ, включая рассмотрение проектов общественно значимых нормативно-правовых актов, участие в мониторинге качества оказания государственных услуг, проведении антикоррупционной и кадровой работы; оценку эффективности госзакупок, рассмотрение ежегодных планов деятельности министерства и отчётов об их исполнении, а также мониторинг доступности качества оказываемых в здравоохранении услуг.

Особое внимание руководство нашего государства уделяет и в ближайшем будущем будет уделять развитию первичного звена здравоохранения. Поэтому Общественный совет при Минздраве России примет самое активное участие в решении кадровой проблемы отрасли, вопросов оплаты труда медицинских специалистов. Будет продолжена работа по развитию саморегулирования отрасли, совершенствованию обучения и повышению квалификации медицинского состава. Безусловно, для успешного решения столь ответственных задач в Общественный совет вошли представители крупных общественных организаций, функционирующих в сфере здравоохранения. Самая мощная из них — это Профсоюз работников здравоохранения РФ. Трудовые права его 2,3 млн членов доверено представлять мне.

Вторым по численности общественным объединением в Общественном совете является возглавляемая Л.М. Рошалем Национальная медицинская палата, которую представляет вице-президент НМП Наталья Леонидовна Аксёнова. Она руководила деятельностью Общественного совета в предыдущий период работы и согласилась быть заместителем председателя на новый период работы. 

Ещё одним заместителем председателя избран Николай Аркадьевич Дайхес — общественный и политический деятель, депутат Государственной думы третьего созыва, член Общественной палаты РФ, директор ФГБУЗ «Научно-клинический центр оториноларингологии ФМБА России».

Заместителем председателя также был утверждён Виктор Михайлович Черепов — исполнительный вице-президент РСПП, доктор медицинских наук, заслуженный врач Российской Федерации. 

Окончив в 1974 году медицинский институт, он прошёл путь от заведующего отделением анестезиологии и реанимации в городской детской клинической больнице до главного специалиста МЗ СССР по Узбекской ССР. Вместе мы будем выстраивать диалог с работодателями отрасли, для чего планируем инициировать создание общественных объединений этих специалистов.

Шамиль Мухтарович Гайнулин выдвинут в Общественный совет Региональной общественной организацией «Столичное объединение врачей»; Эдвин Эдуардович Звартау представляет Региональную общественную организацию «Врачи Санкт-Петербурга»; Эрик Нариманович Праздников — Общество врачей России, Андрей Дмитриевич Рыжаков — Всероссийский союз страховщиков.

В состав Общественного совета вошли представители ряда пациентских общественных организаций: Владимир Оскарович Гурдус представляет Всероссийский союз общественных объединений пациентов, Фаина Яковлевна Захарова является президентом благотворительного Фонда спасения тяжелобольных детей «Линия жизни», Екатерина Александровна Милова — директор Фонда «ОРБИ», который занимается проблемой инсульта в России и входит в состав Всемирной организации по борьбе с инсультом. Сообщество предпринимателей, работающих в сфере охраны здоровья, от ООО «Деловая Россия» представляет Муслим Ильясович Муслимов.

В состав Общественного совета вошли также руководители крупных медицинских организаций государственной и иных форм собственности из многих регионов нашей страны.

Так что члены Общественного совета не понаслышке знакомы с особенностями труда медицинских специалистов. Безусловно, не только я, но и каждый из членов Общественного совета ставит перед собой определённые задачи. Надо сказать, что ранее Профсоюз работников здравоохранения РФ был здесь традиционно представлен, но действовал недостаточно активно. Многие мои коллеги, возглавляющие областные, краевые и республиканские организации, обратились с предложениями рассмотрения на заседаниях Общественного совета ряда вопросов профсоюзной направленности: это вопросы оплаты и охраны труда, страхования работников — то, без чего невозможно нормальное функционирование любого лечебного учреждения и, естественно, всей отрасли в целом.

Работе Общественного совета Минздрав России уделяет большое внимание, о чём свидетельствует то, что ответственным секретарём Общественного совета назначен первый заместитель министра Игорь Николаевич Каграманян. Ещё одной из причин столь пристального внимания к работе Общественного совета является то, что это реальная возможность получения обратной связи от всех мед­учреждений, входящих в государственную систему здравоохранения, и доведение до руководства министерства мнения медицинской общественности из регионов России по тем или иным вопросам функционирования отрасли.

Уже довольно значительную часть госзаказа в рамках ОМС по всей стране берут на себя клиники других форм собственности. Пока их руководители могут уклониться от общественного контроля профсоюзов, так как там мы представлены примерно лишь пятью процентами профсоюзного членства, но мы должны и в этих условиях находить способы влияния на эту сферу общественных интересов. Поэтому считаю необходимым выстраивать работу также с Комитетом по здравоохранению Государственной думы РФ, чтобы иметь возможность влиять на разрабатываемые законы и вносить поправки в действующее российское законодательство. Планирую, что в своей работе мы будем широко использовать общественные слушания, приглашение экспертов, опросы, анкетирование с целью изучения общественного мнения для выработки тех или иных предложений руководству Минздрава.

— Какой вы видите деятельность Совета при Минздраве России по независимой оценке качества оказания медпомощи (НОК)?

— По словам президента РФ В.В. Путина, качество предоставления медицинской помощи должно оцениваться её получателем. Все мы когда-то бываем пациентами. А независимой оценкой качества услуг, оказываемых в здравоохранении, занимаются как раз пациентские организации. Этому направлению работы Общественный совет также уделит внимание. В конечном итоге деятельность всего пула общественных организаций должна приводить к тому, чтобы российское здравоохранение становилось лучше.

— Планируется ли взаимодействие Общественного совета при Министерстве здравоохранения РФ с общественными советами региональных органов управления здравоохранения? Или такая задача не ставится?

— Гражданское общество — это совокупность отношений и институтов, функционирующих независимо от политической власти и способных на неё воздействовать. Поэтому взаимодействие должно быть обязательно. Во имя достижения этой цели должна быть выстроена некая вертикаль. Ведь общественные организации — важнейший элемент гражданского общества, и мы должны тесно контактировать. Надо научиться работать друг с другом. Но не все общественные организации несут позитивный вклад в развитие здравоохранения и гражданского общества России. Как отметил в своём выступлении 

19 сентября текущего года министр здравоохранения РФ М.А. Мурашко на юбилейном Генеральном совете, посвящённом 30-летию ФНПР: «Мы видим, что роль профсоюзов важна не только в плане объединения для решения задач, в том числе экономических задач. Мы видим: там, где появляется свободное от профсоюзов поле, возникают совершенно негативные форматы, которые, к сожалению, вносят раскол в единство и правильность вектора движения. Это не революционные, конечно же, призывы, это деструкция: именно какие-то желания дестабилизировать ситуацию даже в опасный период для населения и для пациентов имеют место быть». Поэтому у Общественного совета при Минздраве России должна появиться ещё одна функция — это определение таких организаций и работа по противодействию деструктивным силам.

— Как представитель Профсоюза работников здравоохранения РФ в ЦФО, что вы можете сказать о популярности профсоюзного движения в России в целом?

— Сегодня под эгидой ФНПР работает большое количество территориальных объединений и отраслевых профсоюзов, благодаря чему они составляют один из главных институтов гражданского общества. Профсоюзы России обладают собственной идеологией. ФНПР играет важную роль в сохранении общественного согласия и гармонизации трудовых отношений. Этому способствовало в том числе принятие Трудового кодекса, вступившего в силу в 2002 году. За прошедшие годы он неоднократно по инициативе профсоюзов корректировался, так как изменялась ситуация в стране и в экономике. Сейчас в документ вновь готовятся поправки, связанные с законодательным регулированием работы в дистанционном и удалённом режиме. Большим достижением профсоюзов стало создание постоянно действующего механизма трёхсторонних консультаций на всех уровнях, от первичной организации до федерального центра. Поэтому, коротко отвечая на ваш вопрос, можно однозначно констатировать, что профсоюзное движение очень востребовано. Отсюда и попытки политических сил создать псевдопрофсоюзы. Надо отметить, что профсоюзное движение в России видоизменилось и продолжает своё собственное развитие вместе с развитием всего нашего гражданского общества.

— Что изменилось в работе Московского обкома профсоюза в этом году?

— В 2019 году был сделан акцент на работе первичных организаций по специальной оценке рабочих мест. Так, всем председателям было дано строгое указание не подписывать отчёт о проведении спецоценки, если на это не было дано согласия нашего областного комитета. Это позволило защитить права медицинских и иных работников на 1052 рабочих местах, в том числе на 489 из них удалось предотвратить занижение подкласса вредности. В итоге установлен подкласс 3.2 (вредные условия труда 2-й степени), который позволил сохранить для работников дополнительный отпуск и доплаты за работу во вредных условиях труда. Стоит отметить, что в ходе проведения специальной оценки условий труда нашим первичным профсоюзным организациям удаётся доказывать работодателям необходимость оценки биологического фактора на рабочих местах уборщиков, буфетчиков, кастелянш, операторов ПЭВМ, администраторов, которые выполняют обязанности санитарок, сестёр-хозяек, медицинских регистраторов, то есть медицинских работников. В этом случае их условия труда также оцениваются с подклассом 3.2, что позволяет сохранять компенсационные меры за работу во вредных условиях труда.

В этом году в связи с пандемией COVID-19 работа медицинских организаций осуществлялась в режиме повышенной готовности, введённой 13 марта, и объём медицинской помощи, оказываемый населению по профилю инфекционные болезни, значительно увеличился. В этих условиях стала реальной угроза роста нарушений трудовых прав работников. Не было возможности опереться на чей-то опыт, воспользоваться методическими рекомендациями — они появились позже. Всё приходилось разрабатывать на ходу. Надо сказать, мы оказались в несколько странном положении: после введения режима повышенной готовности все сотрудники наших первичных организаций были, что называется, мобилизованы на борьбу с ковидом, а среднее и высшее звено профсоюза отправили на «удалёнку». Но к такому режиму Московский областной комитет профсоюза оказался вполне готов, быстро адаптировался к возникшей ситуации. Мы в полной мере загрузили свои информационные возможности: интернет-портал, группы и страницы в социальных сетях, мессенджеры. В этот период нашим специалистам приходилось работать практически день и ночь, телефоны звонили беспрерывно. Люди просили совета, просили помощи. Когда наметились какие-то пути выхода, мы уже стали писать в соцсетях рекомендации, разъяснять наиболее интересующие медиков вопросы. В первичных организациях всю информацию воспринимали очень быстро, претворяли в реальные дела, благодарили. К сожалению, не обошлось и без провокаций псевдопрофсоюзов, которые сразу стали устраивать скандалы с политическим окрасом, спекулируя на теме дефицита средств индивидуальной защиты (СИЗ). Должен сказать, что дефицит СИЗ действительно был. Для управления ситуацией создавались оперативные штабы, именно они и занимались эффективным распределением имеющихся и поступающих из разных точек мира ресурсов, перепрофилированием коечного фонда и строительством новых мощностей, обеспечением медиков всем необходимым. Мы внесли свой вклад в организацию питания работников в «красных» зонах, направляли наши ресурсы на закупку СИЗ в конкретные медицинские учреждения. Создавали из студентов медицинских колледжей волонтёрские группы и через них старались всемерно содействовать работе наших коллег. Специалистами нашего областного комитета были подготовлены Рекомендации по проведению специальной оценки условий труда (СОУТ) на вновь организованных рабочих местах инфекционных отделений, что реально помогло и руководителям, и работникам в скорости перевода подразделений в новые условия функционирования. Коллеги, проявив лучшие качества, не пытались дезертировать: добросовестно, с риском для здоровья и жизни выполняли свою работу. Для них главное — здоровье и жизнь людей. А для нас главным было определить границы правомерного поведения работодателя: на какие решения он имеет право, а по каким вопросам ему необходимо договариваться с работниками. Например, перевод работника без его согласия во вновь созданные отделения по лечению COVID-19 на один месяц был правомерным, но при этом мы настаивали на индивидуальном подходе. Нам удалось в этом убедить главных врачей. Уточнили, что нельзя привлекать работников медорганизаций немедицинских специальностей, ведь страховые выплаты в случае заболевания, осложнений, инвалидности, смерти из-за заражения COVID-19 установлены только для медработников и водителей СМП. Были и другие проблемы. Мы постоянно напоминали, что без согласия работника перенести его очередной отпуск нельзя. Напоминали и о том, что, если у отправленных на простой медработников будет сохранено только две трети от оклада, — это нарушение, и главные врачи, понимая это, старались задействовать работников с их согласия на других рабочих местах. Да, это была горячая пора. Пока ещё не все наши коллеги, кто оказывал помощь, отмечены по заслугам. Президиум Московского областного комитета Профсоюза работников здравоохранения РФ установил денежное вознаграждение студентам-волонтёрам, принимающим активное участие в мероприятиях по предотвращению распространения новой коронавирусной инфекции на территории области. Кроме того, мы разработали свою медаль, поскольку хотим, чтобы как можно больше людей, принимавших участие в ликвидации ситуации с коронавирусом, узнали, что их вклад заметили, и получили нашу профсоюзную награду.

— Во многих регионах остро стоял вопрос дополнительных выплат мед-работникам, оказывающим медпомощь пациентам с COVID-19 и людям из групп риска. Стал ли он проблемой в Подмосковье?

— Отмечу, что Правительство Московской области приняло решение установить стимулирующие выплаты из регионального бюджета медикам, работающим с пациентами с COVID-19, ещё 20 марта. А это значит, ещё до апрельского постановления Правительства РФ. Наш обком добился также того, чтобы, кроме медработников, выплаты предоставлялись и сотрудникам из числа немедицинского персонала, участвующим в оказании помощи инфицированным гражданам и людям из групп риска заражения COVID-19. В результате было подписано новое постановление, согласно которому работники медучреждений получат выплаты не только за оказание медпомощи людям с COVID-19, но и гражданам с пневмонией и ОРВИ.

— Выплаты, отстаивание трудовых прав — это всё хорошо, но ведь и здоровье нужно поправлять, особенно тем медикам, кто непосредственно работал в «красной» зоне или сам переболел новой коронавирусной инфекцией?

— Вы правы, многим медицинским работникам требуется реабилитация, так как они сами переболели COVID-19. В настоящее время во всех регионах России вопрос оздоровления медиков встал особенно остро, и наш областной комитет усилил свою работу в этом направлении. Сохранение здоровья медицинских специалистов всегда было предметом нашего пристального внимания. Мы обладаем многолетним опытом организации санаторно-курортного лечения и оздоровления медиков в здравницах Подмосковья и других регионов России, в том числе и на льготных условиях. Ещё в 2008 году при областном комитете был создан Фонд оздоровления. За минувшие годы благодаря этому фонду свыше 58 тыс. работников смогли получить санаторно-курортное лечение. В минувшем году поправили своё здоровье более 12 200 работников. Более 6600 человек смогли отдохнуть в санаториях, а 5600 — в пансионатах и домах отдыха. Льготные путёвки получили 3300 человек. По этому году в связи с требованиями Роспотребнадзора есть ограничения и по количеству отдыхающих, и по работе самих санаторно-курортных организаций, но, я думаю, мы сможем сохранить, а в ближайшем будущем умножить предыдущие показатели. То же самое касается и оздоровления детей медработников. В прошлом году в санаториях, пансионатах и загородных лагерях побывало 11,7 тыс. ребят. Надеемся, что и в этом году показатель снижен не будет.

И в заключение хочу подчеркнуть: в современных условиях необходимо так выстроить работу общественных организаций в сфере здравоохранения, чтобы каждая из них чётко выполняла свои уставные положения и не «перетягивала одеяло на себя», и чтобы в результате они дружно работали на дальнейшее улучшение деятельности всей отрасли в интересах населения России.