Депутаты рассказали о законодательных инициативах в сфере здравоохранения Свежий номер

Лариса Токарева

Пресс-конференция, прошедшая в пресс-центре «Парламентской газеты», была посвящена законопроекту «О внесении изменения в Федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (в части установления условий по принятию решений о реорганизации и ликвидации медицинских организаций).

В обсуждении приняли участие академик РАН, член Комитета Госдумы по охране здоровья Н.Ф. Герасименко — один из инициаторов законопроекта; заслуженный врач РФ, первый заместитель председателя Комитета Госдумы по охране здоровья Н.В. Говорин; заслуженный врач РФ, член Комитета Госдумы по охране здоровья Ю.В. Кобзев; депутат Мосгордумы, главный врач городской поликлиники № 220 В.Р. Шастина.

«Законопроект крайне важен, крайне нужен, — отметил Николай Герасименко, — он устанавливает особый порядок ликвидации и реорганизации учреждений здравоохранения, в том числе являющихся единственными в сельских населённых пунктах. При территориальном органе здравоохранения создаётся трёхсторонняя комиссия из представителей учредителя медицинской организации (департамента или министерства здравоохранения), депутатов местного и областного законодательных собраний и членов медицинских ассоциаций. Помимо этого, путём общественного обсуждения обязательно будет выяснено и учтено мнение жителей данного населённого пункта. Закон принят в первом чтении, подготовлен ко второму. Самое главное — он позволит ограничить вал неконтролируемых сокращений медицинских организаций первого уровня».

На вопрос о причинах создавшейся ситуации с первичной медицинской помощью в стране Герасименко пояснил: «У нас быстрыми темпами развивается высокотехнологичная (ВТ) медпомощь — за 10 лет её финансирование увеличилось в 15 раз, — а вот первичная, к сожалению, недофинансируется.

В 2016 году закредитованность мед-учреждений первого уровня (сельские больницы, районные, участковые поликлиники), по данным Счётной палаты, составила 530 миллиардов рублей. Многие из них сейчас не могут оплатить коммунальные услуги, выплатить заработную плату. К этим учреждениям предъявляют судебные иски коммерческие организации, у которых было закуплено оборудование либо лекарства. Вопросы экономии и закрытия кредиторской задолженности пока решаются только за счёт сокращения персонала, отделений и круглосуточных коек. Зачастую ликвидацию таких больниц обосновывают экономической неэффективностью, нерентабельностью. Но всё это неприемлемо для медорганизаций, относящихся к социальной сфере. Считаю, что для медучреждений первого уровня необходимо ввести повышающий коэффициент, чтобы врачи, работающие в сёлах, получали нормальную зарплату. Только в прошлом году количество медработников в стране уменьшилось на 26 тысяч, что, безусловно, сказывается на качестве медицинской помощи для населения».

Тему продолжил Николай Говорин: «На прошедшем два года назад форуме Общероссийского народного фронта (ОНФ), членом Центрального штаба которого я являюсь, все эти проблемы были обозначены очень чётко: неадекватное финансирование, проблема кадров и оптимизация. Добавлю, что за период 2014–2015 годов, когда оптимизация широко «зашагала» по стране, мы получили картину снижения доступности медпомощи. Мы просили президента наложить мораторий на оптимизацию сельских больниц, для того чтобы продумать, как двигаться дальше, и 9 ноября В.В. Путин подписал поручение. При Минздраве России была создана рабочая группа, которую возглавили первый заместитель министра здравоохранения РФ И.Н. Каграманян и член Центрального штаба ОНФ, координатор законодательных инициатив ОНФ в Государственной думе Н.В. Костенко.

Нужно установить общественный контроль не только за ликвидацией, но и за реорганизацией медучреждений, когда под сокращение попадают их структурные подразделения. Ведь если медпомощь уходит из села — следом уезжают люди. В наших сёлах и так на сегодняшний день осталось всего 37 миллионов человек.

Сейчас доработка поправок ко второму чтению закончена. И я надеюсь, мы сможем поставить под контроль сокращение лечебных учреждений в сельской местности».

Своё мнение по данному вопросу высказал и Юрий Кобзев: «С людьми мало говорят, и они вынуждены питаться слухами. Я сомневаюсь, что в отдалённой больнице будет эффективно функционировать современная эндоскопическая служба: местные доктора не имеют достаточного количества практики, тем более неотложной. Но когда речь идёт о закрытии в такой больнице операционной, с людьми надо встречаться. Руководитель здравоохранения региона в этом случае должен брать на себя ответственность, обеспечивая доступность медпомощи, к примеру, за счёт достаточного количества машин скорой, чтобы люди всегда могли доезжать до межтерриториального центра.

Вряд ли жители какого-либо села сами откажутся от больницы. Но, чтобы оказывать им эффективную помощь, надо, чтобы наша мобильная медицина в конце концов пришла бы и в отдалённые поселения не на бумаге, а реально. Здесь уже проблема организации и чётко прописанной ответственности».

Законопроект целиком поддержала Вера Шастина. «Я также считаю, — сказала она, — что надо разговаривать с людьми. В Москве это проще сделать через портал «Активный гражданин». На селе такого пока нет, но надо знать, какую помощь люди хотят получать в детских, взрослых поликлиниках, стационарах. У нас, например, люди активно откликаются, дают свои предложения, и мы их стараемся внедрить.

В Москве, конечно, положение лучше. Но и мы пережили некую реорганизацию, когда из 800 поликлиник сформировалось 47 взрослых амбулаторных центров и чуть больше 40 детских. Есть головное учреждение, есть филиалы, и всё, что необходимо нашим жителям, там имеется. Как главный врач более чем с 20-летним стажем хочу отметить, что если раньше были сложности с КТ и МРТ, сейчас практически в каждом округе, в каждой поликлинике проблема решена.

Лишать население сёл и отдалённых районов врачей, фельдшерско-акушерских пунктов нельзя ещё и потому, в законе записано, что наша медицина — профилактическая. А мы сейчас в основном предлагаем куративную помощь — люди обращаются в больницу, когда уже «гром грянул». Мы должны сделать всё, чтобы медицина стала превентивной, чтобы у жителей была возможность прививаться, чтобы врачи или средний медперсонал беседовали с ними о тех факторах риска, которые существуют в их жизни из-за имеющихся заболеваний. Всё это невозможно без наличия первичной медико-санитарной помощи на местах».

Далее участники пресс-конференции ответили на вопрос о том, что нужно сделать, чтобы избежать подобного сокращения в будущем, и поделились мнениями о стратегических задачах российского здравоохранения.

Н.Ф. Герасименко считает, что необходимо правильно расставить приоритеты: «Если в приоритете профилактика, то, естественно, у больного, вовремя сделавшего прививки, меньше вероятность заболеть гриппом, а тем более попасть в больницу.

А пока у нас в 2016 году число посещений врачей пациентами уменьшилось на 36 миллионов, уменьшилось количество людей, проходящих диспансеризацию, посещение взрослых и детских центров здоровья, на 500 тысяч уменьшилось количество вызовов скорой помощи. И всё — из-за нерешённых проблем сокращения, оптимизации, финансирования. Важнейший вопрос о приоритете именно профилактической медицины, первичной медпомощи сегодня постоянно находится в повестке дня Комитета по здравоохранению».

«Вкладывая в первичную помощь, мы можем предотвратить до 80 % патологий, а затраты составят всего 20 % от бюджета, — уверен Ю.В. Кобзев. — К сожалению, у нас стратегия направлена на первичную помощь, а финансы — как раз наоборот. Кроме того, модель страховой медицины, действующая в настоящий момент, предусматривает так называемую «плату за болезнь». О какой профилактике можно говорить, если в каждом лечебном учреждении понимают: чем тяжелее случай больного, тем больше денег оно получит? Здесь вспоминается механизм фондодержания в первичном звене — у нас в России проводятся подобные эксперименты, есть положительный эффект: люди начинают действительно заботиться о том, чтобы деньги остались на уровне ЛПУ. Здравоохранение — это прежде всего комплекс экономических вопросов».

Н.В. Говорин подчеркнул, что «мы должны реально сделать нашу медицину превентивной», причём «это будет более эффективно экономически». К сожалению, «сейчас мы отошли от модели советского здравоохранения — одной из ведущих в мире (она была взята за основу в Швеции и на Кубе), забыли о профилактике профзаболеваний. Необходимо повысить ответственность граждан за своё здоровье, кардинально пересмотреть эффективность диспансеризации, — отметил он. — Возможно, тогда не понадобятся те огромные средства, которые сегодня тратятся на ВТ помощь. Весь корабль российского здравоохранения надо развернуть в сторону реальной профилактики. Нужны какие-то экономические механизмы, побуждающие к здоровому образу жизни. Чрезвычайно важным, стратегически значимым является определение групп и факторов риска, на которые мы должны оказывать целостное влияние. В конечном счёте мы должны нести ответственность за оздоровление населения».

«Для экономического оздоровления медорганизаций первого уровня нужно изменение тарифной политики, может быть — показателей подушевого финансирования. И, конечно, нельзя оценивать деятельность больниц через призму экономических категорий. В этих учреждениях социальной сферы не просто оказывают медуслуги. Да и вообще врачам этот термин не нравится: ведь врач — как священник, он служит», — заключил своё выступление Говорин.

С точки зрения В.Р. Шастиной, «на участках у врачей общей практики надо выявлять пациентов, которые находятся в группе риска, и заниматься ими прицельно». «Высокие технологии тоже необходимы, — уверена она. — Ведь это — миллионы спасённых жизней. Но воспитывать в человеке культуру отношения к здоровью надо и в городах, и в сёлах — повсеместно. Ведь человек — наше главное богатство».