Должности, опубликованные на сайте, указаны на момент публикации

Аветик Бурназян: талант руководителя и учёного Свежий номер

Марина Лепина

В нынешнем году исполнилось 111 лет со дня рождения Аветика Бурназяна, основателя военно-медицинской службы, а в последующем и службы радиационной безопасности страны. Его имя носит Федеральный медицинский биофизический центр Федерального медико-биологического агентства. В 2007 году Приказом ФМБА России учреждён нагрудный знак «А.И. Бурназян», присуждаемый работникам агентства за особые заслуги. В 2016 году выпущена памятная медаль ФМБА России «110 лет со дня рождения А.И. Бурназяна». Большой вклад внёс Аветик Игнатьевич Бурназян в становление атомной промышленности и радиационной медицины. Эта тема была под секретом долгие годы, и только сегодня мы открываем архивы и можем рассказать, как это было.

Тяга к науке — с детства

Аветик Бурназян родился в 1906 году в селении Нор-Баязет (ныне — г. Камо) в Армении. Он рано лишился родителей. Мальчика взяла в свою семью его старшая сестра. Муж сестры Яков Ионович Филоянц принадлежал к дворянскому сословию, был образованным человеком и очень интересовался науками. Возможно, это повлияло и на пристрастия Аветика, с юных лет мечтавшего стать врачом.

В 1924 году, после окончания школы, юноша поступил на медицинский факультет Армянского государственного университета. Проучившись четыре курса, студент перешёл в Военно-медицинскую академию имени С.М. Кирова в Ленинграде и окончил её через два года. Молодого военного врача направили на службу в 40-й полк 7-й кавалерийской дивизии. Почти два года Аветик Бурназян был старшим врачом полка, а потом год служил старшим врачом 4-го отдельного батальона.

В то же время давала о себе знать приверженность к науке. Аветик Игнатьевич много читал и пробовал себя в научно-исследовательской работе. В 1932 году был издан его первый научный труд по невропатологии. Вскоре А.И. Бурназян защитил диссертацию (надо заметить, по теме, актуальной до сих пор: это была работа «Патогенез и этиология амиотрофического бокового склероза») с присвоением степени кандидата медицинских наук, а в 1939 году он получил учёное звание доцента.

Военные годы: становление санитарной, медицинской и эпидемиологической служб

Но реалии жизни были суровы: становилось понятно, что Россия втягивается в военную конфронтацию. Бурназян перевёлся в Военную академию имени Фрунзе, которую он окончил в 1935 году.

Какое-то время Аветик Игнатьевич работает врачом-специалистом, потом — начальником санчасти артиллерийского дивизиона, помощником начальника первого отдела и затем помощником начальника второго отдела санитарного управления Красной Армии. В эти годы публикуются его статьи по организации санитарной службы и повышению её профилактической роли.

Осенью 1939 года военврач Бурназян участвует в советско-финской войне: он начальник санитарной службы 15-й армии. После войны, уже имея боевой опыт, Бурназян переводится в Первый Московский коммунистический военный госпиталь, там он работает ординатором отделения, врачом-невропатологом.

Перед войной Бурназян возглавляет курсы усовершенствования медицинского состава Московского военного округа. В ходе Великой Отечественной войны стоял во главе медицинской службы ряда фронтов (Южного, Юго-Западного, Калининского, Прибалтийского), позже — Дальневосточного фронта для организации медицинского обеспечения войск в войне с Японией. В июне 1945 года Аветику Игнатьевичу Бурназяну присвоено звание генерал-лейтенанта медицинской службы.

Во время войны научные разработки Аветика Бурназяна получили серьёзное практическое применение. Он организовал специализированную медпомощь на фронте, благодаря его стараниям начали применяться единые принципы лечения ран и в целом лечение стало унифицированным. Бурназян был хорошо знаком с военно-полевой хирургией ещё со времён учёбы в академии имени Кирова и периода финской военной кампании и, в частности, ввёл в практику методы хирурга Николая Еланского, организовавшего во время боёв на Халхин-Голе медпомощь раненым, а в Великую 

Отечественную войну — использование метода переливания крови. Аветик Бурназян внедрял принципы работы Еланского и создавал передвижные станции переливания крови на фронте.

Известно, что в ходе войны раненые чаще погибали не от ран, а от заражения крови. США тогда как раз начали применять пенициллин, но СССР не был готов закупать этот важный препарат: Сталин опасался, что поставки могут оказаться заражёнными. Наконец, в 1943 году в Советском Союзе началось собственное промышленное производство пенициллина. К этому были приложены и усилия Аветика Бурназяна. При инспектировании бомбоубежищ в Москве им был замечен на стенах грибок. Изучавший опыт западных учёных, он не оставил без внимания эти образования. К исследованиям подключилась директор Всесоюзного института экспериментальной медицины профессор Зинаида Ермольева. И в СССР в итоге впервые был создан отечественный пенициллин. В 1942 году — в тяжёлых условиях вой-ны, опасной ситуации на Калининском фронте — Бурназян организовал конференцию по пенициллину и требовал активно применять этот препарат, хотя у врачей на этот счёт имелись опасения. Примерно с 1944 года пенициллин начал применяться на фронте уже масштабно. Сотням тысяч раненых удалось сохранить жизнь.

Ещё одна важная заслуга Аветика Бурназяна — работа по профилактике инфекций. В годы войны была срочно разработана система противоэпидемио-

логических мероприятий по профилактике сыпного тифа, и результат был ошеломляющим: в ходе Великой Отечественной войны в течение всех военных лет не было эпидемий.

Атомная промышленность: вклад Аветика Бурназяна

Ушер Маргулис, советский и российский физик, специалист в области радиационной безопасности и дозиметрии ионизирующих излучений, доктор физико-математических наук, доктор технических наук, академик Академии наук экологии и безопасности жизнедеятельности, профессор, заслуженный деятель науки РСФСР, участник ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС, многие годы проработавший в Институте биофизики, так охарактеризовал Аветика Игнатьевича: «Среди первых руководителей атомной отрасли Бурназян — фигура неординарная и знаковая. До конца своей жизни он бессменно возглавлял решение проблем, связанных с обеспечением безопасности персонала и населения при разработке и испытаниях атомного оружия, использования атомной энергии в мирных целях».

После войны Аветик Бурназян руководит сануправлением Дальневосточного военного округа, потом назначается начальником медико-санитарной службы одного из управлений Совмина СССР, затем прикомандировывается к Минздраву страны, где возглавляет ряд управлений. В 1947 году Бурназян стал заместителем министра здравоохранения СССР и членом коллегии Минздрава СССР, в течение 25 лет занимает пост заместителя главы ведомства.

Ещё в 1922 году учёный Владимир Вернадский предсказывал, что очень скоро человек овладеет атомной энергией. Но предостерегал: с атомом нужно быть крайне осторожным, он может быть как другом, так и врагом человечеству. В 1940-е годы итальянский физик Энрико Ферми запустил первый атомный реактор. Достижения советских учёных не заставили долго ждать. 25 декабря 1946 года отечественные физики во главе с И.В. Курчатовым запустили 1-й экспериментальный ядерный реактор. Через два года заработал комбинат «Маяк» на Урале. Здесь на 1-м промышленном атомном реакторе нарабатывался плутоний, изготавливались первые советские атомные и водородные бомбы.

 Как раз на фоне таких свершений в августе 1946 года Аветика Бурназяна перевели в Первое Главное управление при Совмине СССР, где он стал начальником отдела медико-санитарной службы. Под его руководством на всех промышленных предприятиях, в НИИ и КБ были созданы медико-санитарные части, в штат которых ввели врачей-радиологов для обслуживания работников развивающейся атомной промышленности. Было решено, что такие сотрудники должны проходить постоянные обследования. Возникают специализированные поликлиники, санатории и дома отдыха. Конечно, вся эта работа была засекречена, и только сейчас у нас появляется возможность вписать историю тех лет и тех людей в историю страны.

В 1947 году при Минздраве СССР создаётся Третье Главное управление (ныне — ФМБА России), задачей его стала разработка норм и правил радиационной безопасности и организация медобслуживания работников атомной промышленности. Возглавил его Аветик Бурназян. В управление переходит и созданная ещё в мае 1946 года радиационная лаборатория, на базе которой чуть позже рождается Институт биофизики Минздрава СССР.

Бурназян предпринял усилия для развития в стране новых научных дисциплин, таких как радиобиология, радиационная медицина и противорадиационная защита. Институту биофизики поставили задачу разработать принципы защиты населения и войск от атомного оружия, а также обеспечения безопасных работ с ионизирующим излучением, и эти задачи были выполнены.

Третий главк обладал особым статусом. Его деятельность была завуалирована, это было некое государство в государстве. По указанию главка по всей стране стали создаваться медико-санитарные части в ЗАТО (закрытых административно-территориальных образованиях), где были построены предприятия атомной промышленности, производилось ядерное горючее и т.д.

Аветик Бурназян отвечал за становление щита радиационной безопасности страны. Была сформирована система радиационной безопасности войск и населения.

В 1949 году на семипалатинском полигоне в СССР была испытана первая наша атомная бомба. В испытаниях участвовал и Аветик Бурназян. Он вместе с двумя сотрудниками Института биофизики (М.И. Шальновым и К.И. Калугиным) въехал на танке к эпицентру взрыва для сбора дозиметрической информации.Последствия этого опасного задания было сложно точно спрогнозировать. Но работа была выполнена. Бурназян руководил всеми научными работами в главке. Многие разработки проходили в Институте биофизики. Здесь велись исследования по диагностике и лечению лучевой болезни, изучалась токсичность радиоактивных элементов, разрабатывались регламенты облучения персонала атомной отрасли и населения. Исследовались методы профилактики и лечения радиационных поражений. Другие «закрытые» заказы атомной отрасли выполняли прочие НИИ.

Позже в стране появилось, кроме Минсредмаша (ведомства, курировавшего атомную отрасль), Министерство общего машиностроения — началась эпоха строения ракет. И снова понадобились знания специалистов Третьего Главного управления — именно оно отвечало за защиту людей при воздействии жидких и твёрдых ракетных топлив, за обеспечение безопасности работников предприятий отраслей. Появлялись всё новые задачи, например обеспечение безопасности запуска ракетной техники.

В дальнейшем Аветик Игнатьевич трудился над оценкой систем жизнеобеспечения персонала космических проектов, атомного флота. В частности, он принимал личное участие в работах при подготовке к плаванию первых атомных ледоколов «Ленин», «Арктика», атомных субмарин.

Научная работа шла в ногу со временем. Крайне актуальным было развитие мирного атома. Уже в начале 50-х годов был обеспечен приоритет нашей страны в использовании искусственных радионуклидов как источников излучения.

По мнению доктора медицинских наук Галины Шальновой, «благодаря работе Аветика Бурназяна, созданию Института биофизики, основанию в кратчайшие сроки отечественной радиобиологической науки при жизни одного поколения радиобиология и радиационная медицина в нашей стране достигли больших высот; созданы научные школы, выросло не одно поколение учёных».

Борьба с новыми болезнями и развитие науки

«Понимая стремительное развитие атомной промышленности, энергетики и флота, А.И. Бурназян предвидел возможность аварийных ситуаций и, как следствие, возникновения профессиональных болезней с новой, пока ещё плохо знакомой патологией. Уже в 1953 году Аветик Игнатьевич добился выделения земельного участка для строительства больничного комплекса в районе Щукино, — отмечает в своих воспоминаниях Михаил Гнеушев, кандидат медицинских наук, лауреат Государственной премии СССР, сотрудник Института биофизики, консультант ФГУЗ «Клиническая больница № 6» ФМБА России. — С вводом в эксплуатацию в 1960 году 10-этажного корпуса в нём было развёрнуто 390 коек, в том числе клинический отдел Института биофизики на 90 коек». Так появилась больница № 6, она сразу стала головным учреждением Третьего Главного управления при Минздраве СССР по лечению сложных больных и подготовке кадров по радиационной медицине».

Яркий талант организатора, высокий профессионализм, гиперответственность за своё дело, активная гражданская позиция Аветика Бурназяна — всё это способствовало тому, что очень быстро в стране была создана единая система медицинского обеспечения персонала атомной отрасли.

«Высокие требования Аветика Игнатьевича не давали расслабляться, а требования быть в курсе любого вопроса, знать причину сбоев и пути их устранения заставляли серьёзно заниматься с литературой. Можно сказать, его боялись за строгость, — пишет Михаил Гнеушев. — Он не терпел разгильдяйства, пьянства, незнания вопроса. Однако при всей строгости Аветик Бурназян был заботливым человеком и защищал сотрудников, не забывал о поощрениях».

То, что советская наука так чётко сработала при устранении последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, во многом является заслугой Аветика Бурназяна. Именно Институт биофизики (одна из составляющих образованного позже ФМБЦ имени А.И. Бурназяна) занимался тогда координацией работ, около 300 сотрудников НИИ работали в зоне аварии. А ведь в стране в те годы было не более десятка учёных, которые разбирались в теме радиационной безопасности, так как эта область была засекречена. Катастрофа в Чернобыле подтолкнула к решению срочной массовой подготовки кадров в этой сфере.

Вообще, Институт биофизики стал прародителем целого ряда НИИ страны — эта работа шла также под руководством Бурназяна. Так, например, появились Институт медико-биологических проблем, Институт иммунологии ФМБА России, Институт промышленной и морской медицины в Санкт-Петербурге, Южно-Уральский институт биофизики в Озёрке и другие.

Аветик Бурназян вполне мог дойти и до докторской диссертации, стать академиком, но, как отмечают его коллеги, сознательно не делал этого. Он считал, что его миссия — быть руководителем. Под его редакцией издано более 30 научных работ и монографий; он являлся также членом редколлегий 29-го и 36-го томов Большой медицинской энциклопедии. Кстати, Аветик Игнатьевич всегда отказывался от гонораров: «Это тоже мой служебный долг», — говорил он о своей научной работе. Вот только некоторые из его трудов: «Основы организации противоэпидемической защиты войск», «Лечебно-эвакуационное обеспечение наступательной операции войск», «Борьба за жизнь раненых и больных на Калининском и Прибалтийском фронте», «Перспективы радиационной гигиены», «Радиационная медицина», «Основные итоги работ по созданию радиационной безопасности в СССР».

Дело выдающегося медика продолжают его последователи. Имя Аветика Бурназяна было присвоено основанной им Клинической больнице № 6. В 90-х годах её было решено объединить с Институтом биофизики в Федеральное государственное бюджетное учреждение «Государственный научный центр Российской Федерации — Федеральный медицинский биофизический центр имени А.И. Бурназяна» Федерального медико-биологического агентства. Слияние научного и практического потенциала этих учреждений позволило ФГБУ ГНЦ ФМБЦ имени А.И. Бурназяна ФМБА России занять лидирующие научные позиции в России и стать головной научно-исследовательской организацией в системе Федерального медико-биологического агентства в области радиобиологии, радиационной медицины, радиационной гигиены и экологии.

«Аветик Бурназян был по-настоя­ще­­му государственным человеком с огромным жизненным опытом организатора, высокой принципиальностью и требовательностью к себе и окружающим», — подчёркивает Галина Шальнова. Благодаря таланту, упорству и ответственности Аветика Игнатьевича в стране выросла целая отрасль — радиационная медицина, которая продолжает делать большие шаги вперёд.

Редакция журнала «Кто есть кто в медицине» благодарит за помощь в подготовке материала заведующую музеем ГНЦ ФМБЦ им. А.И. Бурназяна И.Л. Ефимову.