Телеком & Медицина 2023: вызовы цифровизации здравоохранения Свежий номер

В Москве 7 декабря прошла всероссийская конференция «Телеком & Медицина 2023. Здоровье в цифровую эпоху: инновации и технологии для профилактической медицины». В отеле «Арткорт Москва Центр» собрались представители профильных ассоциаций и научно-исследовательских организаций, специалисты в области цифровизации здравоохранения, топ-менеджеры ведущих телеком-компаний и организаций отрасли здравоохранения, главврачи и руководители ИТ-департаментов федеральных клинических центров, коммерческих и государственных клиник, а также разработчики и поставщики ИТ-решений. Эксперты обсудили вопросы цифровизации медицины, основные вызовы, которые стоят перед здравоохранением, а также роль искусственного интеллекта в развитии телемедицинских технологий. Представители регулятора не участвовали в дискуссиях.

«Телеком & Медицина» — деловая площадка, где представители профессионального сообщества обмениваются опытом внедрения передовых решений в области цифровой медицины, обсуждают тенденции в здравоохранении и способы преодоления проблем, включая дефицит врачей и трудности перехода на отечественные технологические продукты. В этом году организаторы — TMT Conference, «Телеспутник» и TelecomDaily — провели мероприятие очно и в онлайн-формате, участие в нем приняли более 150 экспертов.

Ключевым партнером конференции стала платформа «Онлайн Око», также мероприятие прошло при участии медицинской компании СберЗдоровье.

Экономические и социальные перспективы цифровизации медицины

Модератором первой сессии выступил председатель Национальной ассоциации управленцев сферы здравоохранения Муслим Муслимов. Спикерами стали президент Ассоциации развития медицинских информационных технологий Михаил Эльянов, директор по развитию СберЗдоровья Дмитрий Домарев и заведующий Лабораторией электронного здравоохранения в Сеченовском университете Игорь Шадеркин

Михаил Эльянов обратил внимание на неравномерность цифровой трансформации в столице и регионах. Он напомнил, что эту проблему призвана решить Единая государственная информационная система в сфере здравоохранения (ЕГИСЗ): с ее помощью пациенты смогут получать информацию из своей медицинской карты в любой точке страны, а все регионы — использовать специальные компьютерные технологии. «Насколько мне известно, эти задачи пока не очень хорошо решены», — посетовал он. В Москве уровень информатизации выше, а регионы в этом плане отстают, — отметил Михаил Эльянов. 

Вместе с тем Россия практически не зависит от Запада по части цифровизации медицинских услуг, добавил президент Ассоциации развития медицинских информационных технологий. «Если говорить о цифровизации здравоохранения, у нас зависимость от Запада не очень большая, но это если мы не говорим про операционные системы и так далее. Единственная сфера, где зависимость заметна, это обработка изображений. Но, как я узнал недавно, те компании, которые якобы ушли с российского рынка, они на самом деле остались, но некоторые работают под другими наименованиями. Но мы всегда об этом говорили — уровень отечественных разработок высочайший», — подчеркнул он. 

Дмитрий Домарев считает, что цифровизация показывает высокие результаты в области оказания медицинской помощи населению: и экономические, и социальные. «Устройства и платформа дистанционного мониторинга уже сейчас на 30 % снижают смертность пациентов с артериальной гипертензией, и на 70 % нагрузку на скорую помощь и стационар. Это существенный и социальный, и экономический эффект, который мы достигаем», — сказал директор по развитию СберЗдоровье.

Игорь Шадеркин отметил, что медицинские технологии сильно шагнули вперед. В сравнении с ситуацией в конце 1990-х годов, когда он начал врачебную практику, произошли существенные изменения. По его словам, главная проблема, с которой России приходится сталкиваться — ее территории. «Такую огромную страну как наша сложно объединить в единый цифровой контур, но я считаю правильным тот путь, который мы проходим», — подчеркнул спикер. 

Комментируя внедрение нейросетей в медицину, заведующий Лабораторией электронного здравоохранения в Сеченовском университете посоветовал аккуратно относиться к подобным решениям. «Сейчас искусственный интеллект оценивают по степени громкости звучания темы в СМИ: вышел ChatGPT, и мы начали искать с его помощью ответы на какие-то вопросы. На мой взгляд, это выглядит неразумно. Первое, что я бы порекомендовал здравоохранению — не обращать внимание на хайп. Любые технологии, будь то искусственный интеллект или телемедицина, требуют выдержки — как вино. Нужно примерно 5–10 лет, чтобы технология стала по-настоящему хорошо работать», — заявил эксперт.

Искусственный интеллект в здравоохранении

Тему влияния искусственного интеллекта (ИИ) на медицину развили участники второй сессии, которую модерировал кандидат медицинских наук, научный сотрудник Научно-методического центра Минздрава России по молекулярной медицине Первого Санкт-Петербургского государственного медицинского университета им. И.П. Павлова Владимир Назаров. В роли экспертов выступили: руководитель коммерческой службы «Цельс» Михаил Никитин, руководитель отдела развития Ira Labs Вильгельм Вольман, генеральный директор управляющей компании АО «Европейский медицинский центр» Андрей Яновский, заведующий лабораторией кафедры медицинской информатики и телемедицины Медицинского института Российского университета дружбы народов имени Патриса Лумумбы Иван Скуридин, заместитель директора Центра компетенций национальной технологической инициативы «Технологии доверенного взаимодействия» Томского государственного университета система управления и радиоэлектроники Руслан Пермяков

С помощью ИИ врачи могут высвобождать свой главный ресурс — время, поделился своими наблюдениями Андрей Яновский. «Почему врачи перестали категорически бояться применения инструментов с искусственным интеллектом? Потому что это их лучший рекомендатель. Он позволяет высвободить время, а управленцы медучреждений получают от этого экономические результаты», — подчеркнул он. 

Эксперт уверен: лучшим вариантом развития здравоохранения можно считать объединение человека и искусственного интеллекта. Например, точность диагноза, поставленного нейросетями в области дерматологии и онкологических заболеваний, составляет 97 %, а с врачом этот показатель доходит до 98–99 %.  

Михаил Никитин считает, что искусственный интеллект не сможет нанести вред пациенту, если не использовать его как инструмент для постановки окончательного диагноза. Вердикт должен быть за врачом, а нейросети могут подсказать ему, на какие заболевания есть подозрения. «Очень много случаев по всей стране, когда врачи вовремя не диагностируют какое-то заболевание, из-за чего пациент упускает время, когда он может вылечиться. Искусственный интеллект поможет выявить онкологию на ранней стадии, а врач проведет оценку достоверности данных», — привел пример он. 

Иван Скуридин согласился с тем, что искусственный интеллект в роли ассистента сэкономит врачу время. В первую очередь ИИ можно использовать для набора текста голосом, чтобы специалист затрачивал меньше сил на документооборот. 

Датасеты (наборы данных, — прим. ред.) для обучения искусственного интеллекта пока можно собирать лишь в Москве, поскольку там действует экспериментальный правовой режим (ЭПР). В остальных регионах эта деятельность запрещена, обратил внимание Руслан Пермяков. Он также обозначил проблему кибербезопасности: «Вопрос в том, что происходит с персональными данными при передаче датасетов, и как на сбор такой информации реагируют пациенты. Все-таки основная цель не в том, чтобы разгрузить врача и клинике заработать больше денег, а в том, чтобы пациент получил достаточную помощь. Экономическая целесообразность тоже важна, но давайте не забывать об интересах пациентов», — призвал Руслан Пермяков.

Инфраструктура данных для задач здравоохранения 

Модератором этой дискуссии выступил заместитель главного редактора «Телеспутника» Михаил Григорьев. Спикерами стали: директор по развитию и инновационным технологиям «Онлайн Око» Сатеник Агагулян, руководитель акушерского дистанционного консультативного центра Государственного бюджетного учреждения здравоохранения «Екатеринбургский клинический перинатальный центр», медицинский директор «Инкордмеда» Николай Анкудинов, председатель совета директоров научно-производственного объединения «Национальное телемедицинское агентство» Михаил Натензон и профессор кафедры информационных и интернет-технологий Института цифровой медицины Федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего образования Сеченовский университет Юрий Орлов

Сати Агагулян отметила, что система здравоохранения должна озадачиться не только внедрением новых инструментов, но и налаживанием обратной связи. «Я считаю, что именно обратной связью нужно сейчас озадачиться перед тем, как активно внедрять в медицину персональных помощников, потому что идея потрясающая, но нельзя быть уверенными в том, что она сработает так, как надо», — подметила эксперт. 

Например, платформа «Онлайн Око» как раз создана по модели персональной медицинской помощи, где врач может быть уверен в том, что процедуры для реабилитации зрительной патологии у ребенка выполнены правильно, потому что программа имеет систему обратной связи и критерии успешности, которые автоматически показывают, насколько пациенты справляются с процедурами. Подобные телемедицинские проекты решают проблему дефицита специалистов и их удаленности от тех, кому необходима помощь. По данным эксперта, сейчас более 4 млн детей страдают глазными заболеваниями, а всего по России насчитывается около 13 тысяч врачей-офтальмологов, из них всего 3 тысячи — детские. 

«Одна медицинская сестра может ежедневно лечить 25 детей, а за счет нашей платформы она способна дистанционно наблюдать за проведение процедур у 80 пациентов, потому что одновременно один и тот же курс лечения могут получить до 10 пациентов», — сообщила Сати Агагулян.

Николай Анкудинов добавил, что персональные медицинские помощники — это новая веха, которая поможет предотвратить запущенные случаи заболевания и своевременно выявить осложнения либо новое заболевание у пациента. «О персональных помощниках нужно информировать не только со стороны здравоохранения, это еще работа средств массовой информации», — убежден он. 

Михаил Натензон обратил внимание на то, что в сельской местности проживает порядка 33 млн человек. По нормативам Минздрава, если население населенного пункта меньше 5000 человек, то там нет смысла строить медицинское учреждение. «Люди практически лишены медицинской помощи. На самом деле, для развития дистанционной связи пациентов и врачей, которые находятся в разных регионах, уже все готово: есть российская спутниковая группировка, которая считается самой мощной в мире и работает по всей территории страны. Проблем со связью у нас нет», — прокомментировал он. 

Эксперт добавил, что в персональных помощниках также нуждаются пожилые люди, которые уже не живут со своими детьми, но им требуется регулярный медицинский уход. Не стоит забывать и об участниках СВО, которым необходима социальная поддержка после возвращения домой. Далеко не все военнослужащие находятся в Москве, многие проживают в сельской местности, уточнил председатель совета директоров НПО «Национальное телемедицинское агентство». 

Он напомнил, что в послании президента РФ Владимира Путина прозвучало поручение о создании Фонда поддержки участников СВО. Как раз через него можно внедрить систему персональной медицинской помощи, заключил Михаил Натензон.