Должности, опубликованные на сайте, указаны на момент публикации

Георгий Манихас: «Пациентам важна уверенность в своём излечении, а врачам — в том, что они делают» Свежий номер

 Лариса Токарева

Заслуженный врач Российской Федерации, доктор медицинских наук, академик РАЕН, лауреат Премии Правительства Российской Федерации, главный онколог Санкт-Петербурга, профессор Георгий Манихас с 1989 года руководит СПб ГБУЗ «Городской клинический онкологический диспансер», имеющим более чем 70-летнюю историю.

— Георгий Моисеевич, какими вехами отмечен путь учреждения? Чьи имена стали знаковыми в его развитии?

— Ленинградский городской онкологический диспансер был открыт

8 мая 1946 года, его основателями стали А. Зубков и первый руководитель учреждения В. Крестовский. Начинали с поликлинического отделения, к которому в июле добавился стационар на 50 коек. Пять лет спустя диспансер был переведён в помещение больницы «В память 25-го Октября» (Набережная реки Фонтанки, 132), на базе которой получил 200 коек. Тогда же было организовано отделение лучевой внутриполостной терапии.

В 1960 году, с передачей зданий НИИ онкологии АМН СССР (2-я Берёзовая аллея, 3/5), материально-техническая основа диспансера со стационаром на 450 коек была сформирована, но наличие баз одного и того же учреждения на значительном расстоянии друг от друга по сей день доставляет неудобства и врачам, и пациентам.

С увеличением числа хирургических вмешательств было организовано собственное отделение анестезиологии — первое в учреждении практического здравоохранения. Его руководитель А. Бакман, проработавший в диспансере до 2012 года, впоследствии возглавил первый в городе кабинет по лечению у онкобольных хронического болевого синдрома.

Первое в СССР в практическом учреждении отделение для лечения больных раком лёгких, пищевода и средостения появилось тоже в нашем диспансере — в 1965 году. Доктор медицинских наук Э. Друкин начинал здесь работу с должности ординатора, а с 1967-го по 2002 год был руководителем торакального отделения.

В 1968-м стало принимать больных лучевое отделение, организатором и заведующей которого была Е. Авчина.

Методы лекарственной терапии получили широкое распространение в практике врачей диспансера с конца 1960-х. Основным направлением явилось использование химиотерапии в амбулаторных условиях. В 1980-х открылось эндоскопическое отделение.

С 2001 года Городской клинический онкологический диспансер оказывает специализированную помощь на условиях ОМС. В 2002-м благодаря реорганизации появились отделения компьютерной и магнитно-ядерной томографии; рентгеновской ангиографической диагностики и лечения; экстренной цитологической и морфологической диагностики; гистохимии; химиотерапии, восстановительного лечения и паллиативной помощи. Сегодня уже готов проект нового здания ГКОД, нового поликлинического и лучевого корпусов, планируем и высокотехнологичный диагностический блок. Надеемся, что путём инвестиций либо с помощью бюджетных средств или в рамках ГЧП в ближайшие 3–5 лет эти проекты будут осуществлены — они нужны городу, его жителям. Пациентам это даст больше уверенности в своём излечении, а врачам — в том, что они делают.

— В 2014 году вы и ваш заместитель по хирургии, доктор медицинских наук, профессор М. Ханевич стали лауреатами Премии Правительства РФ в области науки и техники. Возглавляемый вами Городской клинический онкологический диспансер трижды становился лауреатом Всероссийской премии в области онкологии. Что способствует такому успеху?

— Сегодня диспансер оказывает все виды помощи больным добро- качественными и злокачественными новообразованиями. В 12 отделениях учреждения 813 коек, в том числе 186 — в дневном стационаре. Есть амбулаторно-консультативное отделение, где пациентов принимают по 15 профилям. В ежедневной практике врачами диспансера используются самые современные методы и технологии лечения. Это все виды эндовидеохирургии, криохирургия, ультразвуковая чрескожная и интраоперационная абляция опухолей, фотодинамические методы, интраоперационная радиотерапия, брахитерапия, применяется методика КТ-навигации SIRIO при биопсии органов грудной клетки, производятся малоинвазивные высокотехнологичные вмешательства.

В настоящее время наше учреждение — одно из крупнейших в России и Европе. Здесь сконцентрированы практически все виды диагностики и лечения, применяемые в онкологии. Мультидисциплинарный подход в клинике позволяет выбрать наиболее оптимальное и эффективное лечение конкретному больному с достаточной долей уверенности благоприятного прогноза на 5–10 лет.

— В ряде случаев прогресс в лечении онкозаболеваний позволяет даже считать рак болезнью излечимой.

— Сегодня требуется понимание того, что рак не приговор, а всего лишь одно из заболеваний, которое поддаётся контролю и лечению и в некоторой степени даже управляется. Именно такая позиция должна звучать из уст врачей и доходить до понимания пациентов.

Естественно, рак раку рознь. Некоторые генетические изменения могут свидетельствовать о предрасположенности человека к определённому виду онкологии или же больной имеет опухоль, которая не реагирует на стандартные методы лечения. Паспортизация опухоли, выбор персонифицированного лечения в большей части случаев дают возможность прогнозировать излече- ние пациента.

Хирургия, лучевая терапия имеют свои границы. Но появилась протонная терапия — совсем другая характеристика лучевого воздействия на опухоль. Поэтому больные с IV стадией, получая активное лечение (с интервалами и ре- миссиями), сегодня живут 5 и более лет, не теряя при этом трудоспособности.

Правилами оказания помощи онкобольным предусмотрена помощь пси- холога, но почему-то только для стационара. Однако психологическая помощь нужна больному — и когда он ещё только переступает порог диспансера, и когда предстоит длительный этап амбулаторного лечения. Но полисом ОМС это пока не предусмотрено.

Наше подразделение реабилитации стомированных пациентов — первое в Российской Федерации, являющееся не только реабилитационным, но и организационно-методическим. Сотрудники отделения, а это в основном средний медицинский персонал, помогают больным в подборе средств ухода за стомами, в выработке поведенческих навыков в работе и быту. При необходимости осуществляют процесс реабилитации этой непростой категории больных на дому, включая и нутритивную поддержку. В данном виде помощи мы являемся пионерами в нашей стране.

В 1990-х нами была создана общественная организация «Антирак». Необходимы и специальные школы пациентов, где им помогут подготовиться к химиотерапии и т.д.

Проведение ранней диагностики и эффективность лечения зависят в том числе от онкологической грамотности врачей первичного звена здравоохранения. Мы постоянно ведём организационно-методическую работу с врачами первичного звена через районных онкологов. Главное, чем должны обладать врачи первичного звена, — это проникновенность в онкологическую проблему. Базовый уровень грамотности медиков практически одинаковый, а вот использование знаний, обладание той самой онкологической настороженностью — это уже некоторая степень искусства. А у пациентов необходимо выработать мотивацию раннего обследования, в рамках профилактических мероприятий и диспансеризации, научить обращать внимание на малейшие признаки, которые могут отражать онкозаболевание. От этого зависят ранняя выявляемость заболевания и эффективность лечения.

Я считаю, что практически все врачи, которые осуществляют оказание экстренной онкопомощи, в рамках повышения своей квалификации должны пройти специализацию по онкологии, чтобы лучше справляться с задачами стадирования заболевания, определения его распространённости и маршрутизации данного пациента после устранения экстренной ситуации.

— Есть ли у вас связь с зарубежными коллегами?

— С 1995–96 годов ГКОД работает в рамках международных клинических исследований. Мы постоянно участвуем в различных конгрессах, симпозиумах. Наши специалисты делятся опытом и проводят мастер-классы за границей, а зарубежные коллеги приезжают к нам. Мы проводим диагностику заболеваний на одном и том же технологическом уровне с использованием одноимённого оборудования и реактивов. Наши методы лечения ничем не отличаются от зарубежных. Главное — не прекращать общение и обмен опытом.

— Насколько высока роль новей­ших технологий и препаратов в лечении раковых заболеваний?

— Лекарственная терапия уже занимает своё обособленное место, хотя раньше существовала лишь как дополнение к хирургическому лечению. Конечно, иногда больные вынуждены принимать эти препараты всю жизнь. Например, в случае нейроэндокринных опухолей ремиссия будет продолжаться наряду с правильным режимным применением лекарств.

В последнее время налажено производство отечественных аналогов таргетных препаратов многих зарубежных производителей. Главное — это увеличение доступности современного лечения еще большему количеству нуждающихся больных. Сегодня отечественные производители, в частности «Биокад», уже имеют свои собственные, уникальные разработки молекул предшественников будущих лекарственных средств.

Комбинированное и комплексное лечение — основа современного противоопухолевого подхода. Хирургические, радиотерапевтические и лекарственные технологии, сравнимые иногда с фантастическими, дают надежду иметь успех у каждого конкретного больного. Мы с коллегами стараемся сделать всё, чтобы как можно дольше продолжалась жизнь вверенных нам пациентов. И ещё — чтобы по возможности она была счастливой.